2019-01-05T18:25:36+03:00

Дневник таксиста: как выглядит провинциальный Казанова, что не может забыть реаниматолог и кто украл сандалии у полицейских

Водитель пересказывает подслушанные истории и откровенничает об особенностях ночной работы
Поделиться:
Комментарии: comments17
Таксисты каждую ночь узнают чьи-то сокровенные мыслиТаксисты каждую ночь узнают чьи-то сокровенные мыслиФото: Павел ВАСИЛЬЕВ
Изменить размер текста:

Три молодые особы спускаются по ступеням бизнес-центра, похожего на дворец. Их осанка, их взгляды выдают привычку смотреть на окружающих чуть свысока, держать дистанцию. Их улыбки вспыхивают, как камеры папарацци. Богато переливаются шубки. (Хочется написать, что они прячут руки в меховые муфты – но у них почему-то нет меховых муфт.)

Моя карета – облезлая, но торжественно-белая. С достоинством распахиваю княжнам двери. Замечаю, как алеют щеки, слышу кроткое «спасибо»... Трогаемся.

Я слушаю их минут десять, потом не выдерживаю и включаю музыку. Девушки начинают говорить громче и перекрывают ее. Полноводной рекой льется трехмерный, многовитковый мат, который заставил бы знакомого сантехника покраснеть, забиться в угол и заплакать. Вихрем проносятся мужские имена. Непозволительно часто звучит слово «сунул».

В упор смотрю на девушек в зеркало заднего вида. Они обсуждают чьи-то деликатные органы, ничуть меня не стесняясь. Проститутки? Улавливаю, что они сегодня отдыхают, а не работают. Значит, просто тусовщицы. Хотя теперь понимаю: тут тонкая грань...

***

- Я в такси, наверное, лет двадцать проработал. Как схлопнулся завод, так и сел за баранку. Кстати, вот у этого рынка мы и стояли. Да-а-а, мой город!

Недовольно перевожу взгляд на пассажира – до костей высохшего мужчину лет восьмидесяти. Нет, уважаемый, вы ошибаетесь! Это уже не ваш, а мой город! Это я сегодня пил невкусный «жженый» кофе вблизи вокзала. Это я минут сорок боролся с навигатором в океане новостроек. Это я нащупывал в кармане двери перцовый баллончик, пока ждал пассажиров в промзоне.

- А нас никто не трогал в те годы, потому что была хорошая «крыша». Подходят ребята, мы им одно имя называем – и все, разворачиваются... – тут он замолкает, глядя в окно. - Однажды в то время попал-таки в переделку. Сел в машину какой-то мужик, вроде совсем неприметный. Привез его по адресу. Он выходит из машины - и пистолет достает. Я не знаю, к кому он шел, что там у них дальше было – как дал по газам с открытой дверью, так она и захлопала...

***

Двое плюхаются на заднее сиденье. В ту же секунду стекла запотевают.

- Трогай!

- Погоди, шеф! Саша, кто-то украл мои сандалии!

- Когда ты в бане обувался, там были другие сандалии?

- Не было.

- Ну вот и хорошо! Просто кто-то обул твои, вы обменялись, все справедливо, - поворачивается ко мне, - Трогай, трогай!

- Только у него размер 47-й, наверное, - тот наклоняется и пытается надеть обувь. – Может, их проститутка забрала?

- А зачем проститутке твои сандалии?

- Ты прав, незачем. Но кто-то же их украл?

- Говори спасибо, что хоть «ксива» цела... А то объяснял бы потом. Трогай уже!

***

- Я открою пиво, хорошо? Да не разолью, не бойся. Я вот с другим таксистом однажды поспорил, – пш-ш-ш! - Говорю: если я пролью пиво у тебя в машине, то даю тебе пять тысяч рублей. Если не уроню ни капли – ты не берешь с меня деньги за поездку. Ну и что думаешь? Прокатился бесплатно. Ну все, приехали, тут останови.

Пассажир приоткрывает дверь. Налетевший порыв ветра распахивает ее и дергает руку. Пиво из банки льется на сиденье. Мужчина прячет глаза и молча удаляется.

***

В одном из приложений для водителей отображается имя пассажира, сделавшего заказ. Останавливаюсь у общежития, где живет много студентов из южных республик бывшего СССР, и вижу на экране: «Иван». Звоню и слышу в трубке сильнейший акцент. Интересно, откуда мой «Иван»?

Из общежития выходят трое африканцев. Тот, что заказывал, объясняет: сначала указал в приложении свое труднопроизносимое имя, так водители начали отменять запросы на поездку. А вот Ивана все охотно берут на борт.

"Иван" (как и его друзья) - из Сенегала. Рассказывает, что у него дома три автомобиля и бесчетное количество мотоциклов, а тут, увы, приходится пользоваться такси.

Предлагаю пассажирам включить их музыку. Сенегальцы выбирают запылившийся хит начала двухтысячных.

- Ге-е-етто, - завывает Эйкон в колонках.

- Ге-е-етто, - в голос подпевают трое африканцев, и видят перед глазами родные города.

- Ге-е-етто, - вторю я, а за окном плывет ночной Воронеж – мокрый, продрогший и грязный, как бездомная собачонка.

***

Густая, глубокая ночь. Едем в село, которое официально именуется микрорайоном. К асфальту местная администрация относится так же, как к беспилотным автомобилям: инновация хорошая, и придет она неизбежно, но будет это очень нескоро.

Пассажиры направляют меня по улицам, кое-как засыпанным щебенкой. (Соседние покрывает равномерный слой грязи.) Высаживаю людей и понимаю, что не запомнил ни одного поворота в этом лабиринте.

Спустя две минуты машина уже плывет в океане грязи, поднимая фонтаны брызг. Она так и хочет закопаться поглубже. Если я отпущу газ, придется посреди ночи искать в этом чудесном микрорайоне трактор.

Усердно работая рулем, все-таки выплываю на асфальт. Белая машина сменила цвет на темно-серый. На этой поездке я заработал меньше, чем ушло на мойку.

***

То ли у нее «красные дни». То ли она просто стерва. А может, и то и другое? И вроде бы не повышает голос, не говорит ничего оскорбительного. Но пытается жалить – так тонко, как умеют только девушки.

- А вы давно за рулем? (Перевод: «Как ты водишь, идиот?»)

- А в такси давно? (Отчетливо слышу: «Как тебе вообще пассажиров возить доверили?»)

- Вы не в Северном районе живете, да? (Звучит: «Ну и маршрут ты выбрал...»)

Ее система координат – как на ладони. Есть «Я», а есть всякого рода таксисты, официанты, дворецкие и прочие кучеры, которые ничего в жизни не добились, а потому заслуживают самого холодного отношения.

***

Пассажиры чаще всего заводят разговор о трех вещах: о погоде, о моей зарплате на месте водителя, и о том, как проходила их поездка в другой службе такси.

- ...Приезжает «четверка». А там в салоне на дверях не было... Ну, этих. Карт. Вместе с ручками. Сижу, а справа голый металл. Как открыть дверь – не понимаю. Останавливаемся, водитель выходит и распахивает снаружи.

Или вот:

- ...Ждала его с полчаса, наверное. Села, едем. И тут как бабахнет! Выходим - а у него колесо перпендикулярно развернуло. Говорит мне: «Хочешь - иди, хочешь - заказывай другую машину, сиди в салоне...» И на том спасибо!

Законодательство предусматривает регулярный осмотр главных узлов автомобилей такси. Как это работает в существующей системе агрегаторов? Время от времени водители, которые используют личные автомобили, проходят фотоконтроль: отправляют десяток снимков кузова и салона с разных ракурсов. Знакомая пару раз отсылала фотографии, заготовленные заранее...

***

У этого пассажира странная внешность: будто глаза старика взяли и перенесли на молодое лицо.

- Была одна ночь, которую я никогда не забуду. Нам в приемное привезли четверых молодых ребят – трое парней и девушка. На въезде в город их машина улетела в кювет, перевернулась... Начали их «собирать». Тут бы на каждого по бригаде – и всех бы, всех вытащили. А мы метались от одного к другому, ничего не успевали. И они все умирали прямо на руках, один за другим.

***

- У меня сегодня юбилей, браток...

- Поздравляю вас! – говорю в ответ и бросаю взгляд в зеркало. Плотный мужчина лет сорока пяти. Серая куртка, мятая кепка. Явно не страдает излишним вниманием к своей внешности и, кажется, очень любит алкоголь.

- Я сегодня сотню набрал, - говорит пассажир, не дожидаясь вопроса. – Я как первый раз с женой разошелся, так начал считать. И знаешь, они быстро набираются. Вроде и денег особо нет. Возьмешь бутылку, придешь в гости, сюсю-мусю – а они уже сами раздвигают...

***

Каждую субботу я выхожу на линию в одно и то же время, и всякий раз первым выпадает именно ее заказ. Забираю эту пассажирку в спальном районе, везу к частному дому на другой конец города. Обычно ее встречают дети («Мама! Мама приехала!»), реже - мужчина с усталыми глазами («Ну, как у тебя сегодня на работе?»).

Однажды пассажирка вышла не одна. Спутник долго обнимал ее, потом впился губами, будто хотел высосать душу...

У дома ее ждал мужчина с усталыми глазами.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также