2019-05-20T18:42:35+03:00

Владимир Соловьев и Михаил Хазин дали жесткую оценку «приватизаторам»

Химическое облако из 90-х накрывает суд по «делу Тольяттиазот»
Андрей ЛИПЧАНСКИЙ
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

«Россия чудом пережила 90е годы», - с этой фразы известный российский телеведущий и журналист Владимир Соловьев начал свое утреннее ток-шоу «Полный контакт» на радио «ВЕСТИ ФМ», гостем в студии которой стал экономист Михаил Хазин.

Михаил Хазин не понаслышке знает о разрушительной природе фактического отъема крупных промышленных предприятий у государства, которая благодаря младореформаторам получила название «приватизация». Хазин работал в этот период в Правительстве РФ и всеми силами старался остановить прямое разграбление государственного имущества. «Приватизация – это план США по ликвидации промышленного потенциала России. Разрушались вертикально интегрированные компании в интересах американцев. Приватизация – это ведь не продажа акций, это перевод актива из одного статуса в другой», - заявил Михаил Хазин в эфире «ВЕСТИ ФМ».

Всплеск беззакония в 90е Россия чудом пережила. Избрание Президентом Владимира Путина и новый политический курс на укрепление национальных интересов России не оставил шансов стервятникам, готовым поживиться осколками советской промышленной империи. Впрочем, логику национальных интересов, как говорили в эфире ток-шоу Владимира Соловьева, пока приняли не все. Точнее новые внешнеполитические реалии заставили некоторых миллиардеров вернуться к старой «гоп-стоп» практике, но в новых условиях.

Американский «санкционный фактор» и физиологический страх попасть под личные ограничения привел многих олигархов из российского списка Forbes, деятельность которых направлена на вывод прибыли в западные оффшоры, в священный ужас. Один показательный пример, иллюстрирующий происходящее в целом.

В середине апреля 2019 г. издание Forbes Russia опубликовало традиционный рейтинг 200 богатейших бизнесменов России. Но в нем не оказалось Дмитрия Мазепина. Владелец «Уралхима» и «Уралкалия», член Бюро Правления РСПП и регулярный участник встреч руководства страны с крупным бизнесом в Кремле просто исчез из рейтинга. Российский олигарх, состояние которого оценивается минимум в $1,5 млрд, не удостоился места даже в хвосте списка российских богачей.

Не секрет, что именно официальный российский список Forbes лег в основу американских санкций год назад, в апреле 2018 года. Поэтому, как считают аналитики, Мазепин решил обойти «методологию Forbes» и просто «перестать быть миллиардером». И если еще в 2015 году он занимал в списке Forbes уверенное 63 место, но с приходом к власти США Дональда Трампа и началом расследования Мюллером «русского влияния» на выборы в США он из рейтинга исчез.

Впрочем, для описания целостной картины текущего состояния российского крупного олигархата недостаточно. Ограничения по работе на внешних рынках, обусловленное санкционным давлением, сократило «кормовую базу» крупного капитала.

В итоге, помимо попыток уйти в тень и скрыть размеры своего реального состояния ряд крупных игроков обратился к практике из 90-х и начал поиск новых форм экспансии внутри России, а проще сказать, вернулся к рейдерству.

Как справедливо заявил Михаил Хазин, подводя итоги санкционной пятилетки в эфире радио «Эхо Москвы», «в России начинается эпидемия рейдерства, которая способна ухудшить инвестиционный климат в России и просто высушить бизнес».

Самым показательным примером может служить, как подчеркнул Хазин, «кейс Тольяттиазота», то есть длящегося уже 10 лет корпоративного спора владельцев крупнейшего игрока на мировом рынке химии ТОАЗ и миноритарного акционера – компании «Уралхим» и Дмитрия Мазепина.

Резонансный корпоративный судебный процесс против владельцев и бывших руководителей ПАО «Тольяттазот» Владимира и Сергея Махлаев, Евгения Королева, а также владельца швейцарской компании Nitrochem Distribution AG Андреаса Циви и директора этой компании Беата Рупрехта, слушания по которому уже 14 месяцев проходят в Комсомольском районном суде города Тольятти, подарил российской судебной и политологической практике ряд скандальных эпизодов, о чем ранее писала «Комсомольская правда». Вместе с тем, детали суда выделяют «дело Тольяттиазот» из перечня рядовых корпоративных споров хозяйствующих субъектов.

По сути борьба за Тольяттиазот, как говорит Михаил Хазин, это «борьба за последний куш» – возможность одним судебным решением получить в управление целые 10% всего мирового рынка аммиака, систему гарантированных экспортных контрактов и собственную транспортную инфраструктуру. Серьезная задача, как говорит Хазин, даже для видного приватизационного деятеля Дмитрия Мазепина, который на заре 2000х годов работал заместителем председателя Российского Фонда Федерального Имущества, и знает все тонкости приватизационного кунг-фу.

Напомним, что обвиняемых по делу подозревают в том, что с 2007 по 2012 год экс-владельцы химического гиганта сами у себя похитили продукцию компании «Тольяттиазот», продав ее Nitrochem по заниженным ценам. В дальнейшем продукция была якобы перепродана уже по рыночным ценам. Общий объем похищенной продукции, по версии обвинения, равен абсурдной цифре - суммарному количеству всего произведенного продукта за 4 года.

И как опять же говорит Михаил Хазин, в борьбе за «Тольяттиазот» «картинка начинает обостряться», все больше напоминая «лихие 90е», в которых закон и судебная процедура были скорее «упаковкой» для принятия нужного имущественного решения.

Анатомия «дела Тольяттиазот» ужасает обилием нарушений базовых процессуальных норм.

Первая уникальная черта ситуации связана с вмешательством суда в стадию представления доказательств защиты. Заявителями стали предприятие "Уралхим" и миноритарий Евгений Седыкин.

Причины такого поступка никто понять не смог. Он был совершен председателем Комсомольского суда Андрей Кирилловым.

"Судья, похоже, нарушил закон, когда заявил, что продукция была похищена группой лиц. Эти выводы нельзя сделать до завершения судебного расследования", - говорят эксперты.

Помимо этого, без адвоката главы «Нитрохем Дистрибьюшн» Беата Рупрехта Дениса Анисимова было вынесено постановление судьей, что также является нарушением. При этом Самарский областной суд, выступающий в качестве апелляционной инстанции, согласился с решением судьи Кириллова и продлил на 6 месяцев арест имущества ТОАЗа.

Во время судебного разбирательства был опрошен глава Ассоциации «СРОО «Экспертный совет» Алексей Каминский. По его мнению, цены на поставки ТОАЗа организации «Нитрохем Дистрибюшн» соответствуют рыночным.

С материалами дела ознакомилась и профессор Исследовательского центра частного права при президенте РФ Евгения Борзило. Она уверена, что не существует признаков аффилированности между "Тольяттиазотом" и «Нитрохем Дистрибюшн».

"Обвинение составили безграмотно. Отсутствует понимание, что такое аффилированость, взаимозависимость, бенефициарное владение. Их произвольно тасуют и не предоставляют ни одного доказательства аффилированности, которые должны быть только документальными", - уточнила Борзило.

Помимо всех перечисленных нарушений, которые явно требуют специального изучения со стороны органов процессуального надзора и арбитража, ключевым звеном во всей истории является фигура председателя Комсомольского суда Андрея Кириллова.

В январе 2019 года после 12 месяцев работы судью Кириллова «как подменили». Внезапно опытный служитель Фемиды начал «чудить» – ТОАЗ как потерпевшую сторону в споре слушать отказался, свидетелей защиты слушать не стал, оценочная ценовая экспертиза со стороны защиты не была включена в ход слушаний, свидетели-иностранцы в зале суда войти не смогли – у них обнаружили туристические, а не рабочие визы для въезда в Россию. По странной закономерности, слушания по делу стали проходить с марафонской скоростью, то есть каждый рабочий день.

Удивительно, но подобная ситуация с «аномальным» поведением председателя суда по делу «Тольяттиазот» в свое время уже происходила.

В 2008 году первый заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Елена Валявина выступила в качестве свидетеля в Дорогомиловском районном суде г. Москвы, рассматривавшем иск о защите чести и достоинства сотрудника Администрации Президента РФ Валерия Боева к журналисту и телеведущему Владимиру Соловьёву.

Ранее Соловьёв в эфире радиостанции «Серебряный дождь» обвинил Боева в оказании давления на суды и судей России. Валявина подтвердила факты попыток оказания на неё давления со стороны Боева по ряду находившихся у неё в производстве дел. В частности, Валявина говорила, что Боев обращался к ней с указаниями по поводу корпоративного конфликта в ОАО "Тольяттиазот" и обещал ей сложности с дальнейшим переизбранием в Высший арбитражный суд в случае неисполнения его указаний.

Главный вопрос, который возникает у всех аналитиков, наблюдающих за поведением судьи Кириллова и его скоростной методикой рассмотрения дела - Может ли судья Кириллов быть в сложных условиях давления извне, когда на кону стоит перспектива расстаться с судебной мантией, и просто вынужден гнать процесс к его окончанию?

Как говорил чилийский диктатор Аугусто Пиночет, «своим все, остальным закон». Похоже, один из заместителей областного суда Самарской области, который «курирует» работу судьи Кириллова, не готов оставить экс-руководителям «Тольяттиазот» и их адвокатам хотя бы закон. По крайней мере, есть ощущение, что судью Кириллова кто-то очень об этом «попросил».

Дословно с Московский Монитор

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также