2020-05-31T16:25:47+03:00

«Сына после рождения видел только издалека»: воронежский врач рассказал о работе с зараженными коронавирусом

Как медики оберегают себя и близких, можно ли отказаться лечить пациентов с COVID-19 и когда ждут конца пандемии - в материале «КП-Воронеж»
Поделиться:
Комментарии: comments5
Несмотря на трудности, доктор Горчаков не теряет оптимизма.Несмотря на трудности, доктор Горчаков не теряет оптимизма.Фото: личный архив.
Изменить размер текста:

41-летний Алексей Горчаков работает заведующим отделением анестезиологии-реанимации в воронежской БСМП № 8. Почти за 20 лет врачебной практики случалось всякое. Но, пожалуй, впервые после трудного рабочего дня он не может прийти домой, обнять жену и детей. Уже два месяца доктор лечит больных коронавирусом и, чтобы не подвергать опасности близких, самоизолировался на даче. Да что уж говорить, эпидемия не позволила ему даже подержать на руках своего новорожденного ребенка. Младшего сына Алексей Григорьевич за два месяца видел только издалека.

У медиков, которые изо дня в день отправляются в очаг инфекции, практически нет времени раздавать интервью, да и желания, будем честны, тоже. Однако поговорить с корреспондентом «КП-Воронеж» Алексей Горчаков согласился. О массовых заболеваниях, главных страхах медиков, угасании пациентов и разлуке с семьей - в нашем материале.

В больнице оборудовали 450 мест для пациентов с коронавирусом. Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

В больнице оборудовали 450 мест для пациентов с коронавирусом.Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

«ОКАЗАЛОСЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ОЖИДАЛИ»

Воронежская больница скорой медицинской помощи начала принимать больных коронавирусом 8 апреля. Алексей Григорьевич признается: готовились к худшему. Учреждение полностью переоборудовали под зараженных COVID-19. Оборудовали 450 мест, в том числе 120 в реанимации.

- Реальный сценарий оказался более мягким, благоприятным. Сейчас у нас 290 инфицированных, из них в тяжелом состоянии, в отделении реанимации, 16. Думали, что процент таких пациентов будет больше и их поступление - более массовым. В больницу стянули 60 аппаратов ИВЛ. На практике же требуются далеко не все. Одномоментно используются два-три аппарата, - продолжает медик.

Резерв врачей тоже подготовили. Специалисты из районов области должны были немедленно приехать на подмогу, если бы отделение заполнили пациенты с коронавирусом. Но в нынешней ситуации Горчаков и его 11 реаниматологов справляются самостоятельно. Медики выходят на смену по двое, дежурят сутки через трое.

- Все врачи нашей больницы прошли ускоренную специализацию по оказанию помощи больным с коронавирусом: пульмонологи, терапевты, хирурги, даже гинекологи (они ведут наиболее легкие категории пациентов, которые не нуждаются в особо специализированной помощи). В БСМП № 8 в районе 140 человек работают с ковидными пациентами, - объясняет Алексей Горчаков.

На вопрос: «А можно ли было отказаться?», - не колеблясь отвечает:

- Можно, но таких случаев у нас не было. Заявлений об уходе тоже никто не писал. Люди в принципе желали оказывать помощь больным. Но: «Собирай вещи и уходи!» - за отказ точно бы не сказали. Отправились во временную самоизоляцию только сотрудники 65+, потому что они в зоне риска. Говорю за своих коллег, за которых могу отвечать. Как там у остальных - не знаю. Не хочу быть сплетником и распространяться на эту тему.

ТЕСТЫ РАЗ В НЕДЕЛЮ, ТЕРМОМЕТРИЯ ДВАЖДЫ В ДЕНЬ

Успокаивает Алексей Григорьевич и насчет нагрузки: время работы у обычного врача не увеличилось. Тяжелее стало из-за средств защиты.

- В полной экипировке приходится проводить в очаге инфекции по четыре-пять часов. Физически это очень сложно. Но сейчас уже адаптировались, привыкли. Защита, к счастью, у нас есть: это одноразовые костюмы-комбинезоны с капюшонами, очки, респираторы 2 и 3 класса защиты. В этом смысле все, слава богу, ничего, - продолжает доктор.

К слову, все врачи БСМП сбрили бороды и сделали короткие стрижки. Это необходимо, чтобы респиратор прилегал как можно плотнее к лицу и не было утечек воздуха.

- Все из соображений безопасности. Не дань моде. Тем более, на волосы цепляется инфекция, есть риск переноса. Раз в семь дней у всех, кто контактирует с коронавирусными больными: врачей, медсестер, санитарок, - берут мазки. Есть график сдачи этих анализов.

В отделении Горчакова за время эпидемии заразилась только одна медсестра. Результат был слабоположительным, но она сразу же самоизолировалась. Через шесть дней повторный анализ оказался отрицательным. Сейчас сотрудница уже выздоровела и вернулась на работу.

- Случаи заболевания редки, если соблюдаются все меры безопасности, - аккуратно добавляет Алексей Григорьевич. - Повторюсь: мы чаще других сдаем тесты, два раза в день нам измеряют температуру. А что касается массовых заболеваний, то они могли произойти только с медиками, которые не подозревали, что контактируют с зараженными COVID-19. То есть они заразились по своему неведению. Если бы все трудились в масках и костюмах, таких очагов не возникало бы.

На возражение: но ведь медики во многих регионах (в том числе у нас) жаловались на нехватку средств защиты Алексей Григорьевич в очередной раз повторяет:

- Скажу за нашу больницу. К моменту, когда поступил первый пациент с коронавирусом, у нас было все.

Кстати, президентские стимулирующие выплаты также получили все сотрудники Горчакова. Митингов в БСМП № 8, по его словам, не намечается.

Самое сложное - работать по пять часов в защитной одежде. Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

Самое сложное - работать по пять часов в защитной одежде.Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

СТРАХИ СТЕРЛИСЬ

Какую бы физическую защиту ни предлагали от инфекции, первое время все медсотрудники опасались идти к коронавирусным пациентам. Моральное состояние было не очень хорошим.

- Я, как и многие, думал: «А поможет ли мне этот комплект защиты?» - вспоминает свое состояние собеседник. - Есть такое понятие «вирулентность». Проще - это степень способности вируса вызывать заболевание. Вот у COVID-19 она раза в три выше, чем у обычного гриппа. Но выхода другого не было, нужно оказывать помощь. Дальше практика показала, что если соблюдать меры предосторожности, то работать можно. У нас есть определенный протокол: как одеваться и раздеваться. В каких зонах. Очень важный момент: не трогать лицо, пока ты еще не обработан. Снимать очки и маски нужно аккуратно.

Со временем страхи стерлись, врачи привыкли. Но больной коронавирусом все еще не стал обычным пациентом.

«ЛЕГКАЯ СТАДИЯ МОЖЕТ ПЕРЕЙТИ В ТЯЖЕЛУЮ ЗА ПОЛДНЯ»

Что касается пациентов, большинство - благодарные люди. Стихов признательности врачам не читают, но искреннее «спасибо» говорят. Однако есть и недовольные. Жалуются, что им уделяют мало внимания во время обхода.

- Просто людей много, а врачу тяжело в такой экипировке беседовать с каждым. И некоторые из-за этого обижаются. К тому же сейчас отовсюду говорят: «В случае чего жалуйтесь! Будем разбираться». Жалобы всегда были и будут, количество их не уменьшится. Это неотъемлемая часть нашей работы. Но и отдельная тема для длинной беседы, - задумчиво поясняет Алексей Горчаков.

Когда медики сообщают пациентам, что у них положительный анализ на коронавирус, естественно, радости такая новость не вызывает. Но, по словам врача, основная масса людей адекватна и понимает, что им хотят помочь.

- Конечно, у больных возникают разные опасения. Однако, если заразился, то нужно слушать врача. Например, есть неинвазивные аппараты ИВЛ: надевается маска и помогает человеку сделать вдох, то есть он остается в сознании. Вот мы объясняем, как это работает, чтобы пациент не сопротивлялся, а помогал аппарату и себе, - продолжает собеседник. - Разумеется, встречаются и беззаботные, которые недооценивают тяжесть своего состояния, мол, все у меня хорошо. Но коварство этой болезни в том, что легкая стадия может очень быстро перейти в крайне тяжелую. Бывало, такое происходило за полдня, и пациенту требовался аппарат ИВЛ. Случались и летальные исходы.

Как правило, у всех скончавшихся пациентов было обширное поражение легких плюс ряд сопутствующих заболеваний: ожирение, сахарный диабет, гипертония, ишемическая болезнь сердца. Они в принципе ухудшают прогноз жизни человека, не говоря уже о больном с COVID-19.

- Пациенты были все возрастные, лет за семьдесят. Не очень много: порядка пяти человек, - продолжает Горчаков. - Есть у нас еще люди с пневмонией, у которых анализ отрицательный, но на КТ все признаки коронавируса. Мы ведем их как коронавирусных. Так делают везде. Отражаются ли они в статистике? Не знаю.

Бывают случаи, когда анализ на COVID-19 отрицательный, а КТ показывает все признаки инфекции. Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

Бывают случаи, когда анализ на COVID-19 отрицательный, а КТ показывает все признаки инфекции.Фото: Предоставлено департаментом здравоохранения Воронежской области

«ГЕРОИ ЛИ МЫ? НАВЕРНОЕ, НЕТ»

Когда стало понятно, что ситуация с коронавирусом в регионе серьезная, воронежским медикам предложили переехать в отель. Одну из гостиниц города выделили специально для сотрудников больниц. Там можно самоизолироваться от семьи и близких, если нет личного отдельного жилья. По словам Алексея Григорьевича, порядка 45 человек использовали эту возможность.

Сам врач, как только начал принимать коронавирусных больных, переехал жить на дачу. Она расположена в 30 км от Воронежа.

- У меня вообще ситуация особенная: 10 апреля жена родила второго сына. Назвали Всеволодом. Я его, конечно, видел, но только издали. Тесного контакта не было, - серьезный голос реаниматолога становится грустнее. - Жене вот уже два месяца приходится очень непросто.

Елене, так зовут супругу доктора Горчакова, управляться с двумя детьми (старшему сыну Грише 10 лет) помогает мама. Алексей Григорьевич - поддерживает на расстоянии как может.

- Семья реагирует на мою работу с пониманием. Да, жене тяжелее всех в этой ситуации. И рожать было страшно, и переживает она за меня. Но что делать? Придется терпеть. Ждать. Разговоров о том, чтобы я бросил работу, никогда не было.

Сейчас Алексей Григорьевич общается только с коллегами. Фото: личный архив.

Сейчас Алексей Григорьевич общается только с коллегами.Фото: личный архив.

Герои ли медики, которые изо дня в день отправляются в красную зону?

- В какой-то степени. Если в очаг идет девушка, у которой дома маленькие дети. Считаю, что такая позиция должна вызывать уважение у общественности. Герои ли мы? Наверное, нет. В конце концов, как бы это банально ни звучало, это наш долг. Мы обязаны делать свою работу. Кто, если не мы?

«ВСЕ УСТАЛИ. НО НУЖНО ЕЩЕ ПОТЕРПЕТЬ!»

С прогнозами, когда окончится эпидемия, Алексей Григорьевич не торопится. Но, исходя из мировой практики, предполагает: стихнет волна к середине июля, в лучшем случае - к концу июня. Однако полностью коронавирус и больные не пропадут. Просто отступит массовость.

- Если люди хотят, чтобы это все побыстрее закончилось, я бы посоветовал потерпеть еще немножко. Все устали. И мы тоже. Поверьте, - делает паузу медик. - Соблюдайте все противоэпидемические меры, о которых говорят на каждом шагу. Не буду их даже перечислять. Такое вот у меня обычное банальное обращение.

ЦИФРЫ

- В Воронежской области с зараженными коронавирусом работают 548 врачей и более 1300 сотрудников среднего и младшего медперсонала;

- 254 медработника заразились коронавирусом за время эпидемии;

- 1836 коек создали для больных COVID-19 (половина из них свободна);

- ПЦР-исследования на коронавирус проводятся на базе 21 лаборатории (в Центре гигиены и эпидемиологии по Воронежской области, в 14 государственных медучреждениях, трех ведомственных, одном федеральном, двух коммерческих);

- по данным на 27 мая, у 1643 жителя региона диагностировали COVID-19: умерли 17 человек, 1 235 выздоровели, остальные продолжают лечение.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также