Общество

«Реанимация битком, а я дома сижу»: врач из «красной зоны» рассказала, как заболела COVID

Реаниматолог из самарского коронавирусного госпиталя рассказала про переполненные реанимации, как рискуют врачи каждый день и почему она долго не могла вернуться на работу
Врач-реаниматолог провела на карантине три долгие недели

Врач-реаниматолог провела на карантине три долгие недели

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

В Самаре врач – анестезиолог-реаниматолог коронавирусного госпиталя заразилась COVID-19 и три недели просидела дома на карантине. Она откровенно рассказала журналисту «КП-Самара», в каких условиях работают медики в «красной зоне», сколько пациентов лежит в реанимации и почему мечтала вернуться обратно на работу.

«Иммунитет не выдержал концентрации вируса»

– Я заболела 30 мая. Накануне вернулась с суточного дежурства в реанимации, свалилась спать без сил, а наутро уже не смогла подняться. Сразу поняла, что это COVID-19, слишком уж специфическими были симптомы. За два месяца работы в коронавирусном госпитале успела на них насмотреться. Подскочила высокая температура, которую невозможно было ничем сбить, на следующий день пропали обоняние и вкус.

Первым делом позвонила завотделением и предупредила: мол, выбываю на две недели, держитесь без меня. В отделении не удивились – я, к сожалению, далеко не первый заболевший медик. Многие выбывают из строя, приходится привлекать врачей из других больниц, чтобы успеть всем помощь оказать. У нас семь реанимаций, все битком забиты, на каждого врача приходится от 7 до 14 пациентов, хотя по нормативам их не должно быть больше шести. Сами можете представить, какая там концентрация вируса, а за суточное дежурство в «красной зоне» проводишь с перерывами от 8 до 12 часов. Пусть и в защитном костюме, но часто не спасают и они. Вот мой иммунитет и не выдержал.

Врачи работают в защитных костюмах, но порой не спасают и они

Врачи работают в защитных костюмах, но порой не спасают и они

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Второй звонок я сделала уже в свою поликлинику. Вызвала врача, оформила больничный. 31 мая у меня взяли анализ на коронавирус, но в больницу не положили, оставили лечиться дома, так как пневмонии не было, а госпитализируют сейчас только с ней. Все остальные пациенты с «короной» остаются в «домашнем лазарете». Я начала спокойно лечиться и отсчитывать положенные 14 дней до возврата на работу – понимала ведь, что на коллег легла дополнительная нагрузка. Результатов теста на коронавирус ждала скорее «для галочки» – и так все было очевидно. Но прошел день, второй, третий, а их все не было. Я начала звонить, узнавать. Оказалось, что мои мазки где-то долго катались. В итоге результаты теста я получила только через неделю, 6 июня, когда уже была практически здорова.

«К карантину прибавили лишнюю неделю»

Конечно, тест подтвердил коронавирус. Но мне сказали: теперь надо сидеть дома еще две недели, потом делать повторный анализ. То есть мне прибавили к карантину еще одну неделю. И все это в то время, когда коллеги зашивались в переполненных реанимациях госпиталя! Я звонила в Роспотребнадзор, плакала, кричала: «Пустите меня на работу!» Просила, чтобы мой срок карантина отсчитывали от той даты, когда были взяты анализы, а не от дня, когда были готовы результаты. Но все оказалось бесполезно – не положено, и все.

Мне было неимоверно стыдно перед коллегами и морально очень тяжело сидеть дома три недели в это сложное время, когда в реанимации куча больных с пневмонией, с подтвержденным и неподтвержденным коронавирусом. Похожая по нагрузке ситуация бывала только во время сезонных обострений свиного, птичьего и других видов гриппа, но это не было так долго. Да и лечатся они по-разному, коронавирус требует специфического лечения, отличного от других.

«Каждый врач на счету»

Все это время я мечтала вернуться на работу. Но смогла это сделать только 22 июня. Коллеги были рады вдвойне. Во-первых, за меня, что я здорова. А во-вторых, каждый врач сейчас на счету, что в отделениях, что в реанимации.

Я стала анестезиологом-реаниматологом по воле случая, однако сейчас уверена, что это лучшая профессия на земле. Мы переживаем за каждого пациента, в каждого вкладываем огромное количество сил. Это чувство, когда удается «откачать» человека, вырвать из лап смерти, сложно передать словами. А когда мы оказываемся бессильны – это полное опустошение. Если бы я могла обратиться к тем, кто считает коронавирус выдумкой, страшилкой, кто халатно относится ко всем мерам предосторожности, то, боюсь, это было бы очень грубо. Слушайте тех, кто работает в больницах, кто переболел сам. Вирус есть, он убивает людей. Поэтому берегите себя. А если наплевательски относитесь к собственному здоровью, подумайте о пожилых родственниках и знакомых – они действительно в группе риска, и таких в реанимации большинство!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Олечка - ангел "красной зоны": Как спасают самых тяжелых больных коронавирусом

Наш корреспондент побывал в Центре оказания помощи заболевшим COVID-19 в НМИЦ эндокринологии (подробности)

«Помогаем им, чтобы они могли спасти нас»: самарские медики получили отечественную защиту

Волонтеры передали самарским и тольяттинским врачам сотни защитных костюмов отечественного производства. Их закупали на добровольные пожертвования (подробности)

«Думали, что природе нечем нас удивить»: Сергей Вдовенко рассказал, чему научил Самару коронавирус

Врио министра здравоохранения Самарской области поведал о работе медицинской отрасли региона во время коронавируса(подробности)

Анна Попова, главный санитарный врач России, - о борьбе с пандемией: Мы выиграли время. Теперь важно удержать результат

Руководитель Роспотребнадзора ответила на вопросы обозревателя «Комсомольской правды» Александра Гамова (подробности)